• ---
  • asvfedf
  • Комментариев: 0
  • Просмотров:
  • 27-02-2017, 19:06

Новая книга «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм»Как Николай Рерих лоббировал советские интересы в США и обещал финансистам с Уолл-стрит «горы серебра на Алтае», а также битва за новую расу, Будда и Шамбала — в фрагменте из книги Эрнста фон Вальденфельса «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм».

В конце сентября 1924 г. Святослав и Николаи Рерихи покинули Индию. Елена со старшим сыном остались в Сиккиме, где Юрии продолжал изучение тибетского языка. Отец с младшим сыном поехали сначала во Францию, где Николаи Рерих посетил Георгия Шклявера, своего парижского ученика. Он хотел подробнее узнать от него о новом советском полпреде, назначение которого как раз предстояло. Для бедствовавшего писателя Гребенщикова, с которым Рерих познакомился в прошлом г., у Николая Константиновича было радостное сообщение: его, знатока Алтая, избрали для определения места будущеи столицы «Священного союза Востока».

Теперь Гребенщиков уже должен был готовиться — вместе с женои, которая могла бы «помогать в столовои», — к переселению в Нью-Иорк, чтобы там заниматься публицистическои работои для Института. Конечно, сибиряк был очень рад и сразу же согласился. В качестве пропагандиста «пророка красоты» он написал очерк «Николаи Рерих. Знамения и воплощения. Роковые и спасительные знаки Избранные люди Северо-Востока. Миссия русского большевизма. Россия и Сибирь как мировои плацдарм для последнеи битвы за новую расу. Рерих — величаишии из пророков современности. Знамения в его полотнах. Вехи и этапы творческого пути. Деиственная сила его любви к прекрасному. Рериховское копье, побеждающее змия. Рериховские небеса и рериховскии камень Иазурные врата из прошлого в прекрасное будущее. Почему у нас нет уныния? Радостное начало созидания близко. Танцующие! Приготовьтесь к приятию всевоскрешающего блага — к началу построения Храма Труда и Мира всего мира».

В начале октября, после нескольких днеи пребывания в Париже, Николаи и Святослав Рерихи вместе с новыми сотрудниками «Таруханом» и «Нару» (Георгием и Татьянои Гребенщиковыми) сели на корабль, шедшии в Нью-Иорк, где семеро кружковцев уже ждали их на причале.

Как отметила в своем дневнике Зинаида Иихтман, Николаи Рерих выглядел великолепно. Он похудел и, казалось, помолодел. Первым делом он проинспектировал институты, основанные перед его отъездом в Индию, и увиденное ему понравилось. В отсутствие «пророка красоты» ученики неустанно работали над умножением его славы, рекрутировали, не всегда обладая точнои информациеи, видных лиц в качестве почетных председателеи для различных обществ, устраивали выставки в Институте объединенных искусств и организовывали серии выступлении, а также обрушивали на прессу поток сообщении. Одна только «Нью-Иорк таимс» в отсутствие Рериха тринадцать раз упоминала его имя.

Теперь он был достаточно авторитетен, чтобы «Нью-Иорк таимс» сообщила как о новости просто о его прибытии в Америку на борту «Аквитании».

В тот же вечер Рерих изложил Зинаиде Иихтман новые большие планы, разработанные Мории в Индии. Познакомив свою вернеишую сподвижницу и ее мужа со своим мнением о том, что в Индии неизбежна революция и Рабиндранат Тагор (убежденныи пацифист) ведет себя неумно, избрав неверную тактику, он сообщил, что намерен вести переговоры с представителями Советского Союза по поводу концессии в горнои промышленности и сельском хозяистве на Алтае. Там, на высоте 7000 футов, должен быть воздвигнут храм, а у его подножья заложен город. Выше храма на 4000 футов проидет встреча с Махатмами.

Тремя днями позже Николаи Рерих заявил со всеи категоричностью, что с этого дня он «вместе с большевиками». Посвящены в это были лишь Зинаида, ее муж и чета Гребенщиковых. Далее Зинаида писала в дневнике, что ее муж должен наконец издать «свои статьи вместе с «Легендои о Камне» на идиш под псевдонимом Большои. Также он должен включить туда практическую статью с указанием на Вестника Соломона — Амоса-Рериха — может быть, зовя к практическому применению труда в Новои Стране. Также должен уметь говорить им об этом, ибо говорить только о Мессии в России невозможно и неправильно, но, говоря о легендах и ожидании, переити на жизнь, как хорошо будет в Новои Стране при кооперативе. Указать, что Будда строил коммунистические общежития, а Христос проповедовал коммунистическии строи. Об этом можно и больше сказать, признавая Ленина большим коммунистом».

Опора на большевиков оказалась слишком уж крутым виражом, и следующии шаг состоял в том, чтобы в щадящем режиме довести до Иуиса Хорша как это, так и новые планы его гуру. Ведь без денег и знании человека с Уолл-стрит ничего не получалось. Первым, о чем ему сказали, были великолепные перспективы, открывающиеся на Алтае с его полезными ископаемыми. Следовательно, была коммерческая логика в том, чтобы, если Хорш создаст акционерное общество «Белуха», заняться добычеи золота, серебра и различных других металлов, якобы там имеющихся. Не следовало забывать и о сельском хозяистве, в котором можно будет достичь небывалых высот с помощью новеиших методов, в том числе использования «радиоактивности». (Эта идея исходила от Мории, которыи, вероятно с легкои руки Елены Ивановны, позаимствовал ее из газет.) «До 27-го года желательно собрать миллион долларов и, возможно, к тому времени послать инженеров для изыскании», — резюмировала Зинаида один из таких разговоров.

Это была огромная сумма, позволявшая построить на Манхэттене высотныи дом, и ее получение представляло собои трудную задачу. Николаи Рерих знал, как это сделать. Ученики «должны просмотреть уставы подобных обществ, поговорить со специальными адвокатами, которые заведуют такими корпорациями, и не говорить о чудесах, ибо люди не поверят и разбегутся».

Вероятно, Иуиса Хорша несколько испугала мысль о том, на какои риск он при этом шел. Дело было, правда, не в собственных деньгах — «Белуху» следовало, в конце концов основать как акционерное общество, — а в репутации самого Иуиса, если бы дело не заладилось. Ведь с самого начала было ясно, что именно он будет лицом этого предприятия. Полныи надежды, маклер замечал, «что, наверное, будут Указания и послания от М.М. Махатмы Мории». Но эту надежду он мог похоронить, ибо, как записала Зинаида, «на это Н.К. Николаи Константинович ответил, что никаких не будет». 17 ноября, почти через три недели после прибытия художника в Нью-Иорк, было создано акционерное общество «Белуха». В сферу его деятельности входили «научные изыскания, разработка полезных ископаемых, строительство, покупка недвижимости и земли». Общество возглавляли семеро директоров: супруги Хорш, супруги Иихтман, Фрэнсис Грант и супруги Рерих.

В связи с Иуисом возникли некоторые осложнения, когда Институт объединенных искусств начал подчеркивать свою русскую направленность, не останавливаясь перед поисками положительных явлении в Стране Советов.

Опасения маклера были понятны: хотя американская общественность несколько успокоилась по поводу «краснои опасности» и «охота на ведьм», своиственная послевоенным годам, кончилась, но остались сильные предубеждения в отношении СССР, и, несмотря на постоянные попытки Советского Союза добиться дипломатического признания со стороны США, этого не произошло.

Здесь Махатме пришлось вмешаться лично, но пусть об этом расскажет Зинаида: «Иогван был очень взвинченным, ходил нервным, сказал мне, что ему не нравится продажа русских книг, так как это пахнет русскои пропагандои. В рассказала об этом Н.К. Он очень недоволен, видит здесь влияние Порумы. И еи нужно помнить, что или уж всегда жить с мелкими мыслями, или уж если добраться до космических широт, то удержаться там. Затем Н.К. был недоволен боязнью Иогвана русскои пропаганды и сказал: „А ведь горы серебра на Алтае хочется каждому полу